Евгений Силаев. "По дорогим сердцу местам Минина и Пожарского на Балахнинской Земле"

Евгений Николаевич СилаевПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемый читатель, настоящая работа принадлежит перу известного краеведа Евгения Николаевича Силаева, внесшему большой вклад в изучение истории Нижегородского ополчения 1612 года, возглавлявшегося Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским. Неоспорима, в частности, заслуга Е. Н. Силаева в деле установления родины Кузьмы Минина.

Автор не успел довести свою работу до конца. Тем не менее, этюды, написанные в разные годы последнего десятилетия ХХ века, будут интересны всем, кому дорога история нашей Родины.

Посвящается памяти жены,
верного друга и соратника
Галины Семеновны Бересневой

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Многие годы родина Минина была неизвестна. А.С. Пушкин отчизной Минина называл Нижний Новгород. А.С. Гациский – известный историк, краевед, статистик, писатель, автор «Нижегородских сборников», «Нижегородского летописца», «Нижегородок» - писал: «Нижегородский посадский человек Кузьма Минин Сухорук… будто бы был из Новгорода Великого» («Нижегородка» 1875 г.). П.И. Мельников (Андрей Печерский) считал, что Балахна не является родиной Кузьмы Минина.

И только в наше время, в областной газете (за 1964 г.), а позднее в центральном научном журнале «История СССР» №1 1965 г. появляется статья нижегородского ученого И.А. Кирьянова, утверждавшего: «Минин из Балахны… Кузьма Минин происходил из многочисленной семьи потомственных солепромышленников, которая вела свое начало от Мины Анкудинова…Мина Анкудинов имел несколько сыновей… Сергея, Федора, Ивана и Кузьму (по другим данным были еще Григорий и Михаил – Безсон, или Самсон). Кузьма… отойдя от родительской профессии перебрался в Нижний Новгород…»
Что же сделано за последние годы? В Балахне есть музей Минина – гордость Балахны. Это пока единственный музей в стране. Центральная городская детская библиотека, а также средняя школа №6 носят имя Кузьмы Минина. Уже стало традицией отмечать День памяти Кузьмы Минина. Этот день считается днем его смерти. Нижний Новгород день памяти проводит в день святых чудотворцев бессребреников Космы и Дамиана Асийских и матери их преподобной Феодотии. В день поминовения Космы (Кузьмы) Минина в храмах Балахны проходит торжественная литургия.

Следует отметить, в местной газете «Рабочая Балахна» стали чаще появляться статьи по мининской тематике. Местное радио заговорило о Минине. Серьезно к этой теме отнеслись научные работники краеведческого музея. Станция юных туристов объявляла среди школьников и молодежи конкурс на лучшие ответы по мининской теме.

По инициативе балахнинцев в Нижнем Новгороде появился «Фонд Минина и Пожарского». По мнению генерального директора фонда В.А. Анощенкова фонд Минина и Пожарского создан буквально для того, чтобы напомнить нам, что Балахна – «жемчужина России». Действительно, у нас очень много оснований присоединиться к Золотому кольцу России.

БАЛАХНИНСКАЯ ЛЕГЕНДА ИСТОРИИ КРЕЩЕНИЯ КУЗЬМЫ МИНИНА В НИКОЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ

Родом я из Нижнего Новгорода, но судьба забросила меня в Балахну. Она стала мне второй Родиной, где я прожил более пятидесяти лет. В 1950 году меня, нижегородца, выслали в Балахну. С трудом устроился на работу грузчиком картона. Поселился недалеко от картонной фабрики на Старо-Красноармейской улице (когда-то Солдатской) у доброжелательной хозяйки Анны Борисовны Ивановой.

Как-то разговорились о Минине, и она поведала воспоминания своей прабабушки: «Этот Козьма или Кузьма стал великим человеком в России». Припомнила: «не его ли крестили одним из первых, когда освящали храм Николы Чудотворца».
Прошли годы, около пятидесяти лет. Был юбилей краеведческого музея. Там я встретил младшую дочь Анны Борисовны – Валентину Михайловну Потехину. Давно собирался к ним, чтобы выяснить вопрос о месте крещения Минина. И вот удача. На мой вопрос Валентина Михайловна ответила: «Мама мне никогда об этом не говорила. Но знаю точно, что в нашем роду были священники… Наверное, один из них что-то и передавал маме о крещении Кузьмы Минина…».

Нижегородский писатель В.А. Шамшурин подарил мне книгу «Русские судьбы – Кузьма Минин, Дмитрий Пожарский». В ней приведена эта легенда: «В Балахне, в только что отстроенной и освященной церкви Николы Чудотворца крестили Кузьму Минина».

БАЛАХОНСКОЕ УСОЛЬЕ И РОД МИНИНЫХ

Не одно столетие была Балахна соляной столицей нижегородского Поволжья. Многие годы представители рода Мининых владели соляными колодцами и варницами. В «Писцовой Книге Нижегородского Поволжья за 1580-81 гг.» упоминается: «трубой Каменкой» или «Малой Каменкой» владели Мина Анкудинов да Степан Семенов». В «Писцовой Книге 1674-76 гг.» имеется запись, что старший брат Кузьмы Минина – Федор Минин – был совладельцем четырех труб: «Каменки», «Большой Золотухи», «Поспеловской» и «Лунинской». Кстати, в соляной трубе «Лунинской» он имел 500, а князь Дмитрий Пожарский 100 бадей. В среднем на каждую трубу приходилось две или три варницы, которые находились на возвышении на берегу Волги. Этот крохотный уголок (200-250 м) у самой воды, где расположены трубы, сохранился. Соляные колодцы можно отнести к XV-XVII вв. Ныне этот уголок заповедный. Подобного места не сыщешь по всей России. Его надо сохранить для потомков. Место это – уникальный памятник истории, гордость Балахны.

Сегодня Волга угрожает некоторым местам города: подмывается берег. Необходимо проводить работы по его укреплению. Но при этом заповедному месту угрожает опасность, его собираются захоронить, укрепляя берег. У главного архитектора города имеется протест горожан. Письмо на эту тему опубликовано в газете «Рабочая Балахна» от 17.11.98 года.

Удивительно! Этот небольшой участок берега простоял века нетронутым. Здесь из более тридцати колодцев, имевшихся в Балахне, сохранилось 25, а остальные нарушены человеком: кто разводил в них костер, кто топором пробовал свои силы… И вот где-то тут стоят колодцы Мининых…

Технология выпарки соляного раствора (рассола) на протяжении веков менялась. Вначале это были небольшие металлические сосуды, позднее котлы и, наконец, сковороды, а точнее, црены размером 4х4, 6х6, 9х9 м с высокими бортами.

То же происходило и с помещениями – солеварнями. Менялись печи. В самый разгар солеварения, в XVI-XVII вв., црены подвешивались на цепях, позднее устанавливали на кирпичах. Балахне повезло… Лучшие сорта глины находились под ногами, а рядом речной песок.

Производство кирпича на Руси было известно с Х века. Начало производства балахнинского кирпича относится к XVI веку. Балахнинский кирпич славился от Балахны, Нижнего Новгорода до Москвы. Летом, когда река Железница входила в свое русло, на ее берегах добывалась глина. Тут же рядом строились навесы для сушки сырца кирпича и печи для его обжига.
Сигизмунд Герберштейн, посол австрийского императора, в 1516 году проплывал мимо Балахны. В своих записках заметил: «Город или поселок, где вываривают соль».

Петуненков, в прошлом директор балахнинского архива, в статье «Последнее зарево Балахны» пишет: «Соли! Соли! Вот что требовало государство Российское». Из Писцовых книг известно: в 1618 году труб – 29 (варниц - 73), в 1628 году труб – 21 (варниц - 82), в 1674 г. труб – 33 (варниц – 87), 1678 г. труб – 33 (варниц – 84). С одной варницы получали не менее 20-22 тыс. пудов соли в год. В 70-х годах XVII века в Балахне ежегодно добывали не менее 1 млн. 740 тыс. пудов соли.
Какой же требовался транспорт, чтобы вывезти эту громаду соли? Часть соли, очень небольшую, зимой на санях увозили, главным образом, в Москву, а все остальное загружалось и увозилось по Волге, Оке и малым рекам на лодках, на баржах бурлаками и на судах под парусами.

Волга долго еще оставалась бурлацкой. Число бурлаков в начале XIX в. достигало 600 тыс. человек. Каждый год ранней весной в Нижнем Новгороде, Балахне, Городце проводились купеческие торги, на которых нанимались в бурлаки.

ПУТЬ МИНИНА И ПОЖАРСКОГО ПО БАЛАХНЕ

Какой же путь совершило ополчение по Балахне 23 февраля 1612 года? В то время наш город был иным: по другой планировке и количеству населения. Из Нижнего Новгорода на Москву и на Ярославль путь один - почти все вдоль Волги.

По Балахне он пролегал примерно так: от реки Параши подошли в район картонщиков, далее - проспектом Революции к памятнику Минину, пл. Советская - НиГРЭС - село Кубенцево - проспект Дзержинского - мимо бумажного комбината.

Утром 24 февраля 1612 года Нижегородское ополчение покинуло Балахну и отправилось на Ярославль Костромским трактом. Путь этот - исторический памятник освободителям Отечества.

БАЛАХНИНСКАЯ ШКОЛА №1

Святославу Леонидовичу Агафонову отлично знакома вся старина нашего края. Это он отдал полжизни восстановлению Нижегородского кремля, это им написана бесценная книга: «Горький, Балахна, Макарьев», изданная в Москве издательством «Искусство» в двух выпусках, и еще многие труды.

Вот что он пишет о наших старинных зданиях: «Сохранившиеся до нашего времени памятники старины Балахны отличаются как красотой и тонкостью исполнения, так и высоким качеством материалов, из которых они построены».

«В Балахне сохранилось много старых жилых домов. К сожалению, они еще не обследованы и мало изучены. Наиболее древнее из них - здание школы №1 на ул. Ленина, снаружи совершенно искаженное новыми, непропорционально высокими окнами. Но внутри дома остались сводчатые перекрытия и переходы, говорящие о времени его постройки не позднее середины XVIII столетия. По преданию, впрочем, дом считают еще более старым и приписывают постройку его князю Д. М. Пожарскому, имевшему вотчины в районе Балахны».

ВОТЧИНА ПОЖАРСКОГО

Первые обширные земли в Балахнинском уезде Д. М. Пожарский получил в 1613 году вместе с боярским титулом за изгнание польско-литовских интервентов из Москвы.

В 1618-1619 гг. Д. М. Пожарский прославился за разгром войска королевича Владислава и оборону Москвы. За эти успехи царь Михаил Романов пожаловал князю в вотчину земли, в том числе и в Балахнинском уезде. Всего же за Д. М. Пожарским числилось старых и вновь поставленных на лесных росчищах 93 деревни, 18 починков и 28 пустошей, не считая Макарьевского монастыря с причисленными к нему «на прокорм братии» и окрестных весей.

Это была большая победа Пожарского уже на экономическом фронте - говоря современным языком, Д. М. Пожарский внес существенный вклад в освоение обширных территорий Правобережья Волги от Вершилова и до Пуреха.

Рядом с селом Пурех находится небольшая деревушка Бредово. При жизни Д. М. Пожарский построил в ней большой приусадебный двор для своего многочисленного семейства.

В середине XVII века село Вершилово имело «обширный, богатый княжеский двор, вновь выстроенные и обновленные храмы, а при них дома служилых духовных лиц и около пятьдесяти изб бобылей-ремеслеников».

В XVIII-ХIX веках Вершилово славилось опытными мастерами - каменщиками, плотниками, кузнецами, резчиками по дереву и камню. «А это принесло достойную славу нижегородскому селу Вершилово как центру мастеров искусников».

До наших дней сохранился храм в честь Преображения Господня, ставший редким по своему значению памятником народного зодчества Нижегородского Поволжья первой половины XIX века. Автор памятника – храма, по некоторым источникам, каменщик из села Вершилово.

И еще о малоизвестном. Д. М. Пожарский был человек художественно одаренный. Полководец был страстным почитателем самых различных искусств. Он содержал талантливых каменщиков, плотников, кузнецов, переписчиков книг, иконописцев и ювелиров и возводил на свои средства во многих городах России храмы-памятники.

Кубенцево - слобода русского полководца

В 1612 году Кубенцево, пригородная беспашенная государева слободка, сосредоточение кузнецов и ярыжных - чернорабочих соляных промыслов, было вместе с другими землями Балахнинского уезда передано царем Михаилом Романовым Пожарскому. В 1619 году она была пожалована ему на вечное пользование-владение (с правом передачи в роду по наследству).

«По уже сложившейся традиции, при Д. М. Пожарском в Кубенцеве продолжали жить ярыжные, как сообщалось тогда, «которые делают у соляных варниц на Балахне», плотники и цренные мастера Тренька Григорьев и Любимка Микифоров (кузнец самой высокой квалификации, сваривший из отдельных полос-полиц металла огромные црены-сковороды».

Макарьевская слобода

После изгнания интервентов из Московского кремля и избрания народом царя Михаила Федоровича задачи Нижегородского ополчения были выполнены. Кузьма Минин был царем оставлен при себе - думским дворянином (с жалованием). Д. М. Пожарскому дан сан боярина и выделены угодья на Нижегородской земле (в Жарах).

После битв и сражений остались убитые, раненые и увечные. Убитых похоронили на почетном небольшом местечке против Никольской башни Кремля (тогда еще площадь против кремля не имела названия Красной).

Д. М. Пожарский на полученной территории в Жарах для больных, раненых, увечных строит хорошо оборудованный монастырь в Петрякинской пустоши. В центре сооружает Спасо-Преображенский собор с двумя приделами в память Нижегородского чудотворца Макария Желтоводского и Евфимия Суздальского.

На монастырской территории построили поварни, хлебни, кладовые амбары с сушилками, скотные и конюшни. Для обслуги монастыря за стеной была построена слободка, где мастера обували и одевали, чинили и латали инокам обувь и одежду.

Холуй, Палех, Мстера

Еще в Ярославле Совет земли «за верную службу» вернул Д. М. Пожарскому земли, отнятые у него Семибоярщиной и переданные Гоневскому - Ландех и Холуй.

«На склоне лет князь Пожарский был знаменит, богат, почетен и вел жизнь «великого барина», благоустраивал свое родовое село Мугреево. В тринадцати верстах от Мугреева находилось село Нижний Ландех, неподалеку - Верхний Ландех. Оба эти села тянулись к обширному селу Мыт. Все эти земли давно стали вотчиной Пожарского и его любимца-сына Петра. Подлинной столицей княжеских владений стал «посадец Холуй». (Р. Г. Скрыпников «Минин и Пожарский»).

Села Холуй и Палех находились на территории нынешней Ивановской области. Здесь было развито искусство иконописи в технике лаковой миниатюры. Пожарский покровительствовал народным умельцам.

При Советах бывшие иконописцы создали произведения нового светского искусства. «Можно ли было думать, - писал М. Горький, - что через иконопись... мастера Палеха и Мстеры придут к современному отличному мастерству, которое вызывает восхищение даже избалованных услужливых живописцев, подобного которому нет в мире».

В наше время народные мастера не забыли князя Пожарского и Минина, выполнив на черных шкатулках ряд своих миниатюр на историческую тему, посвященную им.

После разгрома фашистской Германии Советское правительство вручало ордена СССР главам правительств стран-победителей в черных шкатулочках, сделанных и расписанных лучшими мастерами Холуя, Палеха, Мстеры, с изображением на них Александра Суворова, Михаила Кутузова, Александра Невского.

Научный редактор М.В. Карташова
Технические редакторы Т.И. Петрова
В.Г. Гагарин
О.А. Васильева