Александр Молочников. "На Родине Минина духовной жизни русской провинции)".

Балахна – районный центр под Нижним Новгородом. Балахне больше 500 лет. Её признают Родиной Кузьмы Минина. Доподлинно известно, что он был сыном Балахнинского солепромышленника Мины Акундинова. Всем хорошо известно, что в 1612 году Минин вместе с князем Пожарским возглавлял народное ополчение, которое погнало из Москвы непрошенных иноземцев. Но мало кто помнит, что само ополчение возникло за год до освобождения столицы. Путь к победе был нескорым. Мининский призыв собирать ополчение, прозвучал на сходе жителей Нижнего Новгорода в конце сентября 1611 года. И в этом году мы как раз отмечаем 400-летия создания освободительного ополчения. Жаль, конечно, что многие граждане этот день не отметили, поскольку наше родное телевидение имеет характер лёгкий и весёлый и многих памятних дат не помнит.

Тем не менее, в честь этого юбилея в г. Балахна 6-7 октября прошла конфереция «Народные ополчения и Российские города в Смутное время». Это событие хотелось бы отметить, поскольку оно было не похоже на дежурное академическое мероприятие. И очень важно, что оно проходило не в столице, а в провинции, в районном городке. Как оказалось, в этом отразились небольшие, но важные перемены в научно-исторической жизни России.

Перемены эти вызван вызваны в первую очередь новым праздником 4 ноября – Днём народного единства. Когда этот праздник у нас ввели, администрация и краеведы малых городов центральной России стали брать на себя иницативу и организацию по проведению научных мероприятий. Раньше этим в лучшем случае занимались местные институты. Так, первая большая конференция, на которую съехались учёные из разных городов, прошла в Зарайске – городе, который в 1610 году оборонял от тушинцев кн. Пожарский. Были конференции в Тихвине, Приозерске, Ярославле и т.п. Да и в Балахне это уже была вторая подобная конференция. И что самое важное - такой массовый всплеск отнюдь не был достоянием только учёной общественности. Подобные конференции были призваны в первую очередь объединить опыт и знания столичных учёных и местных краеведов, журналистов и педагогов. Об этом хорошо сказала в своем выступлении знаток княжеско-боярских родословий доктор исторических наук Маргарита Евгеньевна Бычкова: «Я очень хорошо знаю, что никто с таким интересом не изучает историю рода, как его представители. Если вы хотите изучить чьё-то родословие, обращайтесь прежде всего к потомкам. Историк может проконсультировать (даже тех же потомков), указать архивы, где можно  взять данные, но никто и никогда не изучит генеалогию так досконально, как сами потомки, т.е. представители рода. Тоже и с малыми городами. Когда местные жители начинают изучать историю своего края, они узнают много таких важных подробностей, на которые историкам не хватает всей жизни».

Поэтому празднование Дня народного единства оказалось счастливым событием для духовной жизни русской провинции. И в самом деле, трудно найти другое историческое событие, в котором столь яркую и самобытную роль сыграли практически все древние города европейской России. Почти про каждый город Поволжья, Русского Севера и северо-запада можно написать занимательную повесть о его славной и трагичной жизни в Смуту. И сами жители городов это понимают.

В Балахне мы слышали много рассказов о подобных конференциях. Так, во время поездки учёных в Ярослваль произошёл «ненаучный» спор организаторов с нижегородской делегацией о том, чья роль в создании общерусского ополчения была ведущей. Правда, этот спор учёные единодушно осудили, но сам его факт говорит о горячем интересе к прошлым событиям. У каждого города появляется свой герой. В Калязине больше всего ценят Скопина-Шуйского, который освободил город от тущинцев в 1609 году. А в соседней с балахной Кинешме не только провели конферению, но даже думают поставить памятник воеводе Фёдору Боборыкину, который мужественно защищал город от тушенцев и погиб в сражении с войском Лисовского в 1608 году. Причём к созданию памятника привлекают всех горожан.

«Да ладно! – уже вижу ироничные посты сетевых спорщиков – какие там горожане-народ-население! Ну местные энтузиасты-краеведы, ну власти понятное дело, ну школьники-отличники, пенсионеры, а народу всё это как-то по барабану».  На это я могу сказать, что во-первых, по-барабану или нет я точно не знаю, потому не стану с этим соглашаться, чтобы не обидеть балахнинцев и жителей других городов. А во-вторых, даже если и согласиться, что волна интереса к русской истории охватывает пока немногие слои населения,  то это уже хорошо. Хорошо, что историки приезжают рассказать хотя бы краеведам об их родном городе по находкам в центральном архиве древних актов. Хорошо, что школьникам 1 сентября рассказывают о том, что в их маленьком городке родился Кузьма Минин, и как много он сделал для России. Хорошо, что нашим образованным старикам (в их время образование и культура населения были куда выше!) дают пищу для познания. Да и наша молодёжь уже сталкивается с необходимостью найти в себе любовь к Родине. Да, духовное возрождение провинции, граданское самосознание глубинки – цель далёкая. Но вода камень точит. Тот толчок, который дало празднование 4 ноября уже даёт первые всходы. Урожай ещё невелик,  но культура прижилась и можно сеять дальше.

О самой конференции.

Учёных из Москвы, Петербурга и Йошкар-Олы встретили на вокзале 6-го утром. Жильё предоставили очень хорошее, за что гостеприимным организатором огромное спасибо, хоть сейчас речь и не об этом. Лично я ожидал, что нас проведут в какую-нибудь нафталинную аудиторию в местном музее или институте, где я раздам учёным мужам свои тезисы и начну докладывать. Нас же привели к современному зданию, с надписью «Дом Москвы». 
Это здание москвичи подарили Балахне, как Родине освободителя столицы. Об этом до сих пор напоминает камень у основания здания. Не знаю, спрашивал ли Лужков разрешения жителей на подобный расход бюджета, но всё же это не самая глупая трата народных денег за последнее время. Надо признать, внутри подобного полукруглые стекляшки оборудованы хорошо. Там есть спортивный и актовый залы, просторные аудитории, библиотека  и т.п.

1. «Дом Москвы», культурно-досуговый центр г. Балахна.
Мы стали записываться в вестибюле. Тут я вперые увидел будущих зрителей. Человек с полсотни. Парни и девушки. Юные лица. Очень юные. Лет 16-17. Почти дети. Видно было, что они очень рады, что не пошли в школу или в универ. И что им очень весело, что их привели куда-то, где можно не думать и где их ждёт что-то новое. В углу стояла девушка с блокнотом. Она позвала «молодежь» к себе и предложила викторину.Я подошёл послушать.
- Какой чин получил Кузьма Минин за свой подвиг?
Дети замолкли. Кто-то неуверенно ответил: «боряина?». 
– Нет, - улыбнулась девушка. -  Думайте ещё.
К сожалению, в это раз правильного ответа никто не знал.
Он стал думным дворянином – сказала девушка с блокнотом и по бумажке зачитала, кого называли думными дворянами. – А какая икона была с ополченцами во время освобождения кремля?
Сразу несколько рук взлетело вверх. Многие уже знали правильный ответ: «Икона Казанской Богоматери».
Вопросы шли дальше: «Назовите имя и отчество князя Пожарского», «Кто руководил первым земским ополчением?», «В каком монастыре лечился Пожарский после ранения?» и т.д. Многие школьники давали правильные ответы. Как я потом узнал, в местных школах историю тех событий изучают весьма основательно.
Конца викторины я не дождался. Подошёл к организатору, узнать где мы будем заседать.
Оказалось в актовом зале. Даже не в большой аудитории. В современном актовом зале.  Столиков ни у кого нет. Зато мягкие кресла, как в кинотеатре, большая сцена и кафедра с микрфоном. В зал вошли человек сто наверное. Мы, учёные из обеих столиц и Нижнего Новгорода сидели на первых рядах.  В президиуме сидели представители администрации  и разного рода почётные гости.
В программке были указаны депутат Хинштейн, академик Сахаров, но они не смогли приехать. Были какие-то заместители из администрации и один представитель церкви в рясе. А на задних рядах расположились студенты Нижегородского университета и школьники. Они-то и составляли большую часть ауидитории.
Я сразу понял, что про тезисы можно забыть. Не сказать, чтобы я обрадовался. Конечно, я не думал выступать с узкоспециальным докладом. Я года за два до этого нашёл в рукописном отделе Петербургского института истории грамоту 1613 года от старост и всех крестьян Троицкой Волости Важской земли. В этой грамоте крестьяне снаряжают против казаков даточных ратных людей с топорками, копями и самопалами и собирают со всей общины деньги для оплаты даточным на три месяца. И много чего ещё есть в этой грамоте, полезного для понимания организации народных ополчений. Мне было несложно добваит дополнительные источники и написать полезную статью, но вот как донести её до неподгтовленной аудитории? Впрочем, всё решилось само собой. Во-первых, я собрался, а во-вторых, я выступал после перерыва, когда часть аудитории уже вкусила достаточной для себя духовной пищи и разбежалась по своим молодецким и девичьим делам.
До перерыва, с 10 до 13 были доклады руководителей района и области, а также самых почтенных учёных, таких как М.Е. Бычкова, автор научно-популярных книг Л.Е. Морозова, почётный гость из Польши Томаш Бохун и т.п. Доклады в первой части носили информационно-ознакомительный характер и касались самых широких проблем. Так, М.Е. Бычкова говорила о русской и польской историографии Смуты и впервые подчеркнула особое значение научных конференций после 4 ноября 2004 года. Л.Е. Морозова рассказала о борьбе русских городов против тушинцев в 1608-1609 гг. Специалист по исторической географии К.А. Аверьянов докладывал о возникновении и истории тушинского лагеря под Москвой. В основном они пересказывали результаты многолетних исследований и не углублялись в узкие проблемы. Для школьников и студентов в зале такой подход был самым правильным.
После перерыва были более специальные исследовательские доклады. Выступал историк А.В. Малов, редактор военно-исторического журнала «Единорог» с докладом о служилых иноземцах. Сотрудник архива древних актов С.В. Сироткин очень артистично пересказал записи в книге балахинского выборного старосты 1617/18 гг., в которых отразилась сложная и многообразная жизнь города в конце Смуты.
Тогда же выступали местные исследователи. Организатор конференции директор Балахнинского музейного историко-художественного комплексаМ.В. Карташова рассказывала о добыче соли в Балахне. Аспирант НГПУ Вихарев Александр Владимирович сделал доклад о Покровском мужском монастыре и о его основателе иеромонахе Пафнутие.

Покровская церковь и Никольский собор на месте Покровского Мужского Монастыря, который был основан в XVI столетии , согласно народному преданию - Пафнутием Балахнинским.

Этот монастырь известен с XVI  века, но о его первом настоятеле не сохранилось никаких источников, кроме народного предания, которое было впервые зафиксировано только в конце XVIII века. Уже тогда представители образованного общества сомневались в исторической достоверности этого подвижника. С точки зрения науки монаха Пафнутия не существовало, т.к. не сохранилось никаких письменных источников о его деятельности. Но есть, вероятно, своя правда в народных преданиях. И как знать, может быть она ближе к истине! А..В. Вихарев говорил о раскопках, которые проводились в 90-е гг., когда в левом пределе Покровского собора нашли останки и признали их останками святого настоятеля. Он убеждённо отстаивал правоту народной памяти и призвал учёных продолжить искать следы жизни и деятельности своего святого земляка. Его слушали внимательно и никто не стал делать резко-критических заявлений. Сама атмосфера диалога между приезжими знатоками центральных архивов и местными любителями родной старины (очень часто – тоже весьма компетентными в своей области) способствовала даже не терпимости, но взаимному живому интересу к взглядам друг друга.
Это не значит, что конференция проходила без споров. На следующий день на круглом столе обсуждался проект резолюции конференции, которую планировали направить высшим должностным лицам страны. В основном там содержались общие призывы развивать и поддерживать память о событиях прошлого и т.п. Но было там в числе прочего обращение к патриарху с просьбой рассмотреть вопрос о канонизации Минина и создании нового агиографического цикла о деятельности ополчений. От кого исходила инициатива неизвестна, но, как выяснилось, местная епархия не поддерживает это начинание. Учёные тоже выступили против, причём весьма корректно – так Малов в своём выступлении говорил в первую очередь о некомпетентности большинства участников конференции в подобных вопросах. Поэтому вопрос оставили на будущее рассмотрение церквью.

Минин и Пожарский. Восковая скульптурная группа в музее Кузьмы Минина в «Доме Москвы».
До принятия резолюции на круглом столе прослушали ещё несколько интересных научных докладов. Потом выступали местные журналисты и педагоги. Особенно впечатлил рассказ о культурно-патриотической акции «Алтарь Отечества». Эта акция направлена на увековечивание подвига 1612 года и на расширение культурных связей между малыми городами и развитие внутреннего туризма. «Алтарь Отечества» - это туристический маршрут по пути Второго ополчения, в котором принимают участие молодёжь, ветераны войны и труда, представители духовенства, краеведы и историки. Они проезжают по через города Нижний-Новгород-Балахна-Юрьевец-Кинешма-Кострома-Ярославль-Ростов-Переславль-Залесский-Сергиев Посад-Москва. Акция проходит с 2001 года по инициативе администрации Балахнинского района (т.е. межрегиональный проект появился даже не на областном уровне), но в ней уже принимают активное участие жители Ярославля и других городов.
С 1996 года в Балахне проводится (в основном в школах) День памяти Кузьмы Минина.
Когда в 2004 году установили новый праздник, балахнинские педагоги стали думать, как повысить интерес школьников к событиям тех лет? Те, кто бывал в малых городах центральной России, знают, насколько тесно там сотрудничают между собой учителя, краеведы и все, кто по должности занимается историей края.

Кузьма Минин.
И вот, наконец,  один учитель литературы разработал особый урок: предложил своим ученикам прочесть романы «Юрий Милославский» (господина Загоскина сочинение) и «Жребий Кузьмы Минина (нашего современника Валерия Шамшурина), и сделать их сравнительный анализ. На мой взгляд, идея крайне удачная, т.к. многие старшеклассники, даже если совсем не любят читать с удовольствием берут исторические романы и даже сожалеют, что в школьной пограмме нет Яна, например. Не все конечно, есть и совсем принципиальные некнигочеи. И всё же думаю, что после этого сочинения у многих местных ребят отложится в памяти представлении о деятельности их земляка 400 лет назад. Идею учителя поддержали и теперь этот урок проводят в каждой школе.
Всё это говорит о том, что в самом близком русскому сердцу регионе – нашей европейской провинции – решение отмечать День народного единства 4 ноября упало на подготовленную почву. Дай Бог, чтобы этот сев принёс добрую жатву!

Прогулки по Балахне.

После конференции историки и я в их числе много гуляли по Балахне.
Как я уже говорил, конференция проходила в современном здании «Дом Москвы». Можно сорить, насколько оно хорошо для русской провинции,но я не заметил, чтоб оно портило какие-либо виды, а внутри оно очень удобно.

Князь готов к бою.
В этом же здании расположен музей Кузьмы Минина. В этом музее сразу же бросаются в глаза восковые фигуры Минина и Пожарского. Я заметил, что их сабли похожи на исторические оригиналы, но почему-то одинаковые и обе представляют собой нечто среднее между саблей Минина и саблей Пожарского.
Вообще сабли, а также шишак и зерцало Пожарского сделаны не очень искусно, но ведь это в городе с населением 78 000 человек, где даже реконструкторов по-моему нет! Думаю, когда будет больше денег, больше контактов с учёными, балахнинцы исправят огрехи. Может, я настроен некритично, но мне и правда понравилась как в провинции чтут память земляка.

Посреди зала можно увидеть надгробную плиту XVI века. На нём старинными буквами выведена надпись: «В лето 7046 представился раб Божий Вавило Иванов сын Власов м(еся)ца априля в 26 день на памят священномученника Семиона».  Плита довольно типичная, однако к сожалению, многие ведь не знают, какого вида надгробия ставили над нашими предками 400-500 лет назад и что на них писали. А ведь за этот период известно не так уж мало памятников.

Христос. Деревянная статуя.
Но более я был поражён, когда увидел деревянную статую Христа, наподобие той, которая есть в Перми. Статуя попала в Балахнинский музей, но где она стояла до этого, неизвестно. Тем не менее, культурная связь между регионами привела меня в восхищение.

Св. Вера. Дерево.
Потом в музее кружева я увидел ещё две деревянные скульптуры: Параскевы пятницы и святой Веры (возможно последняя – часть тетраптиха, где ранее были три святые сестры и мать их София).

Надгробие XVI века.
Также в музее были деревянные башенные часы XVII века, сани XVII века, макет солеварни, небольшие археологические находки, старинное оружие. Остальное – картины, новоделы – уже меньше поражало воображение.

Башенные часы с гирями.
Напротив «Дома Москвы» стоит памятник Кузьмы Минина, опять же – с распростертой правой рукой. Позже я такой же жест увидел на памятнике в Нижнем Новгороде и с тех пор верю, что это был излюбленный жест земского старосты. Правда, в Нижнем Минин моложе, сухощавее, и простирает в даль левую руку.

Памятник Кузьме Минину напротив «Дома Москвы» в г.Балахна.
Но думаю, что по числу памятников на Нижегородской земле Минин уже догоняет Ленина (если вспомнить ещё копию скульптуры Мартоса).

Кузьма Минин напротив Нижегородского кремля.
Немного далее от «Дома Москвы» можно увидеть две старинные церкви – Покровскую церковь XVII века и Никольский храм XVI  века. Они находятся на бывшей территории того самого Покровского монастыря, который по легенде основал монах Пафнутий. Никольский храм – самое древнее здание современной Балахны. Он был построен в 1552 году в честь взятия Казани. По легенде в нём был крещён Кузьма Минин. Впрочем, других церквей-претендентов на эту историческую роль в Балахне всё равно нет.

Покровская церковь XVII в. и Никольский храм 1552 года.
Рядом с обоими церквями, через перекресток стоит дом И.П. Минина, почётного гражданина, который в XIX  веке был церковным старостой Никольской церкви. Он считал себя дальним потомком Нижегородского старосты и, как говорят, много сделал для просвещения балахнинцев и увековечивания его памяти.
Дом Минин (церковного старосты) в г. Балахна.

Никольская церковь – самый древний памятник архитектуры города.

Балахна стоит в низине и её по весне затопляло вплоть до XIX века. Иногда говорят, что за свою открытость к весенним паводкам город и получил своё название. Балахной по Далю называли неряшливую женщину-распустеху. Впрочем, сами жатели города верят, что название его происходит от балахона – того, котором ходили добытчики соли, чтобы им не разъедало кожу.
В Балахне множество подземных солёных вод и главным её промыслом с XV века было солеваренье. Город впервые упомянут в летописи в 1474 году под названием «Соль-на-Городце». До сих пор на Волге можно видеть старинные усолья (деревянные вертикальные трубы, куда скапливаестя солёная вода). Соль в средние века ценилась как золото. Её использовали не только для вкуса, но и для консервации.
Другой местный промысел, который появился уже в XVIII столетии: балахнинское кружевоплетение.
В городе есть музей кружева и при нём до сих пор обучают кружевниц. Технику я пересказывать не буду, поскольку боюсь напутать, но на фотографиях виден сам процесс плетения в наши дни и то, что с давних времён он почти не изменился.

Балахнинские кружевницы предпочетали не геометрический, а цветочный орнамент.

Последнее фото – работы современных мастериц.
Конечно, главное чудо Балахны – это Волга. На другом берегу виден Городец – стольный град князя Андрея, сына Александра Невского, который наводил Орду на Русь в XIII веке.

Вид на Городец.

Вид на Волгу из усадьбы Худякова.
На берегу Волги стоит особняк Балахнинского судовладельца Худякова. Внутри сохранилось редкой красоты лепнина – в каждой комнате своя оригинальная отделка стен и потолка.

Там же, в доме Худякова расположен музей балахнинского судостроения. Правда, экспозиция для него только собирается. В нижнем парке позади усадьбы Худякова можно видеть лодку сбитую коваными гвоздями: её недавно выловили в Волге. Точное время её постройки неизвестно: кованые гвозди использовались вплоть до начала XX века.

Нижний парк усадьбы Худякова.
Речное судостроение – третий Балахнинский промысел. На гербе города сверху изображён Нижегородский олень, а вверху – какая-то непонятная фигура. Как пояснил директор дома Худякова, эта фигура – кница  или къкора (от слов «к низу» и « к кореню»). Изогнутая у корня часть дерева. Балахнинцы придумали класть къкоры у основания судна особым образом, так что можно было сложить нижнюю часть корабля не из нескольких кусков, а всего из двух: кницы и прямого бревна.
Понятно, что старинные промыслы уже не могут иметь иметь прежнего экономического значения. Обидно другое: в советское время их заменили другие градообразующие предприятия. Сейчас большинство заводов закрыты, как когда-то закрыты были балахнинские храмы. Неужели мы не умеем дать себе и. духовную и материальную пищу? Да, балахнинские деятели культуры (в истинном, а не столично-тусовочном значении этого слова) делают много, но сколько больше им бы удалось, если бы жители города были уверенны, что могут всю жизнь прожить в Балахне – и прожить счастливо и интересно! Но это наша общая беда.

Когда ходишь по улицам Балахны думаешь: осознают ли сами жители в каком прекрасном месте они живут? Или они видят только те трудности, которых в старинном городе много, как и во всей нашей провинции. Пока что более справедливым кажется второе. Но усилия тех, кто хочет сделать город лучше, не могут пропасть даром. И они не пропадут, я надеюсь. Ведь уже 400 лет назад было доказано: когда такие города, как Балахна подымутся, то и вся Русь возродиться.

Волга из Нижегородского кремля.

Александр Молочников.
Аспирант Снкт-Петрбургского Инситута истории РАН
14.10.2011

Взято с ресурса: http://yablor.ru